Алена Омелюсик. Колеса из Березы

пт, 31/10/2014 - 18:05

В 2000 году Зинаида Стагурская стала чемпионкой мира. Через два года к этому достижению добавила победу на женском аналоге престижной веломногодневки "Тур де Франс", попутно успев отличиться на итальянской "Джиро". Те победы, как и множество выигранных витебчанкой менее престижных стартов, до сих пор остаются для белорусского женского велоспорта недостижимой вершиной. В нынешнем сезоне вплотную к ним подобралась Елена Омелюсик. Финишировав третьей в генеральной классификации французской "петли" и повторив результат на чемпионате мира. При этом Лене сейчас всего 25.

 

- Медаль чемпионата мира стала самым значимым успехом?

- Да, но сезон сложился вообще очень удачно. "Роут де Франс", "Джиро д'Италия", третье место на этапе Кубка мира в Италии, победы на гонках в Сальвадоре, Коста-Рике и Катаре... Такие победы влияют и на отношение к тебе. В любой групповой гонке, например, есть разделения на подгруппы. Стартует, допустим, человек 140. Из них 10 - это очень сильные спортсменки. Их все знают по именам, по стилю езды... Еще человек 30 - это гонщицы хорошего уровня, но уже не вершина. Человек 50 - середняки. А все остальные - массовка. Сейчас я, можно сказать, вошла в элиту. Постоянно нахожусь где-то во главе пелотона, езжу в отрыв.

 

- Ты уже не первый год выступаешь за итальянскую команду. Как так сложилось?

- После чемпионата Европы 2011 года. В Италии как раз проходил, я там второе место заняла. После этого пригласили в команду. Вот до сих пор и езжу. Правда, называется она сейчас уже "Астана Би Пинк", потому что основной спонсор - казахстанский. Зарегистрирована команда, правда, все равно в Италии, но в составе - шесть девочек из Казахстана.

 

- Кстати, о составе. Белорусский тренер Владимир Тихонов буквально недавно рассказывал о том, что "русских" (к которым относят всех постсоветских) гонщиков в европейские клубы сегодня берут уже неохотно и в лучшем случае - "на развоз". Тем более в Италии, где велоспорт - один из самых популярных видов. Ты - исключение?

- Дело не в том, что их берут неохотно. В профессиональные клубы приглашают не просто людей, а тех, кто показывает определенный результат. И женщинам в этом смысле немного проще: у мужчин серьезнейшая конкуренция начинается уже среди "андеров" (гонщиков до 23 лет. - Прим. авт.). Чтобы в этих условиях куда-то попасть, нужно ездить много гонок, причем в Европе, доказывать уровень, быть на виду. Наши ребята в этом году стартов шесть в Европе проехали, а обычно гонщики имеют по 80 - 100. Конечно, менеджеры их видят и знают лучше. И приглашают соответственно тех, кого успели изучить. Сейчас вот Илья Кошевой стал "профиком". Но ведь до этого он года три откатался в мелкой итальянской команде, зарабатывая себе имя.

 

- Ты говоришь, что у мужчин конкуренция выше, но почему тогда со времен Зинаиды Стагурской в женском туре Беларусь практически не была представлена?

- Все начинается отсюда, из Беларуси. С тех гонок, которые проводятся. Мне в какой-то мере повезло: я два года откаталась в Польше, потом взяла медаль на чемпионате Европы... Засветилась, в общем. А просто так не возьмут никого. В этом году, например, ко мне в команду удалось устроить Ксюшу Тугай. После этого у меня начали спрашивать: "Может, у вас там еще в Беларуси перспективные девочки есть?" А ответить нечего. Вроде как появляются интересные спортсменки, но они все ездят на треке. А на шоссе календаря для молодых гонщиков практически нет. Хотя во всем мире именно шоссе считается вершиной велоспорта и на него направлена вся подготовка.

 

- Поэтому ты и ушла в свое время на шоссе?

- Я долго ездила на треке, но потом у меня случился конфликт с главным тренером Станиславом Соловьевым. Он был против того, что я совмещаю трек и шоссе, а у меня неплохо получалось. В конце концов я сделала выбор.

 

- Тебя часто просят помочь устроиться в Италии?

- Нужно, чтобы девушка была готова и хотела много работать. Если просто привезти молодую спортсменку и включить в состав команды, то она завяжет со спортом через месяц. Те, кто в Беларуси тренируется, скорее всего, за все время могут не проезжать столько гонок, сколько в Италии за месяц-другой откатать должны. Например, Ксюша Тугай, которой я помогала устроиться, к тому времени уже успела стать третьей на юниорском чемпионате Европы. В команде, понимая, что девочка молодая и ездила немного, тоже составили щадящий календарь. Но даже при этом количество стартов для нее стало шоком.

 

- Ты в своей березовской велошколе давно была?

- Каждый раз, когда бываю в Беларуси, стараюсь заглядывать туда. Вижу, что все печально. И хуже всего то, что она мало чем отличается от всех подобных велошкол в стране. В этот раз интересно получилось: у нас как раз чествование было в Бресте. Начальник местного спортивного управления спрашивает: "Какие у вас просьбы есть?" Говорю: "Мне ничего не надо. Ни велосипедов, ни золотых цепей к ним. Вы школе помогите. За "сэкономленную" стоимость одного моего боевого велосипеда купите десяток попроще - для детей". Все так удивились... У нас ведь в стране много детей талантливых, но о них, об этом фундаменте, как обычно, забывают.

 

- Интересно, а как этот процесс налажен в Италии?

- Кстати, по сравнению с итальянской у нашей системы подготовки спортсменов есть большие плюсы. В Беларуси есть детско-юношеские школы, есть тренеры, которые работают с детьми... В Италии все это возложено на родителей. Они покупают ребенку велосипед и возят его на детские старты до тех пор, пока его не заметит какая-нибудь мелкая команда. Но и там крайне редко выдают велосипеды. В основном это тоже родительская забота. И только потом, когда ребенок начинает что-то показывать и попадает в региональный клуб, ему начинают создавать какие-то условия. Наша система потенциально гораздо эффективнее может отбирать талантливых ребят. Только нужно сделать так, чтобы она работала. Чтобы в березовской школе не оказывалось четыре велосипеда на десять занимающихся. Причем некоторые из них еще в мое время успели "отпраздновать" 20-летие. Да, мой тренер - Анатолий Хмелевский - все равно периодически грузит эти велосипеды в свою машину, едет по районным школам и ищет потенциальных учеников. Да, я постоянно стараюсь помочь. Собираю со всей своей команды экипировку, седла и запчасти, которые там уже выбрасывать хотят, и коробками вожу в Беларусь. Вот и сейчас целый мешок формы привезла. Но этого ведь мало. Нужна системная поддержка, иначе все быстро закончится.

 

Советская Белоруссия, Дмитрий КОМАШКО