Константин Сивцов: лучше быть востребованным

вт, 07/10/2014 - 17:44

Белорусские велогонщики не раз радовали громкими успехами на Гранд-турах. Достаточно вспомнить, с каким упорством Василий Кириенко стремился вписать своё имя в историю на «Джиро»-2008.

Тогда он трижды на тяжелейших горных этапах уезжал в отрыв. В двух первых случаях финишировал вторым, а с третьей попытки наконец-то одержал победу — первую для нашей страны на супермногодневках.

На следующий год на той же Corsa Rosa уже Константин Сивцов дважды поднимался на подиум — сначала вместе с Team Columbia-High Road, показавшей лучшее время в командной разделке, а затем после персональной сольной победы на 8-м этапе.

В 2010-м на «Вуэльте» отличились двое наших земляков. С виктории начал выступление в испанской супермногодневке Константин Сивцов, внёсший весомый вклад в успех HTC-Columbia в командном прологе. И затем Евгений Гутарович, представлявший французскую FDJ, выиграл спринт в споре с такими асами, как Марк Кэвендиш, Тайлер Фаррар, Алессандро Петакки, Хуан-Хосе Аедо.

В прошлом году на «Вуэльте», когда лидеры британской Sky Ригоберто Уран и Серхио Энао потеряли всякие шансы сразиться за элитную тройку в генеральной классификации и их помощникам «развязали» руки», Василий Кириенко на все сто использовал свой шанс. На 18-м этапе речичанин сначала уехал в отрыв, а затем, избавившись от всех своих попутчиков, завершил гонку на полминуты раньше ближайших преследователей.

Нынче на испанской супермногодневке землякам не удалось добиться локального успеха. Вместе с тем с такой гордостью за них прежде мы смотрели разве только «Джиро»-2011, на которой Василий Кириенко, выступая в составе Caisse d’Epargne, одержал потрясающую победу на королевском 20-м этапе, а Константин Сивцов вновь вместе с High Road выиграл командную «разделку» и, что особенно ценно, практически в одиночку пробился в ТОП-10 в генеральной классификации. На недавней «Вуэльте» капитан Sky Крис Фрум, стартовавший далеко не в лучшей форме, смог стать вторым призёром во многом благодаря именно своим двужильным помощникам Константину Сивцову и Василию Кириенко, которые на тяжёлых подъёмах брали на себя львиную долю черновой работы и основательно изматывали соперников. На завершившемся на прошлой неделе чемпионате мира «Небесные» боролись за «бронзу» в командной разделке опять же стараниями Брэдли Уиггинза и белорусского дуэта. Это отметил и спортивный директор Sky Николя Парталь. С его лестной оценки мы и начали разговор с одним из наших гонщиков — Константином Сивцовым.

— Он объективно оценил ситуацию, потому что видел, кто как отработал. Половину дистанции мы ехали вчетвером, тогда как наши главные конкуренты смогли сохранить полные шестёрки. Обидно, конечно, что Сальваторе Пуччио почти сразу выпал, а несколько позже и Герранс Томас. Ведь очень серьёзно настраивались на гонку. Но пришлось лить пулю из того, что есть. Показать четвёртый результат в нашей ситуации тоже было непросто, хотя, признаюсь, он стал слабым утешением.

— Какой нашли трассу для индивидуальной разделки?

— В целом — довольно интересной. Она мало отличалась от командной — была такой же скоростной, технически сложной, только концовку имела более силовую. Хитрой эту дистанцию не назовёшь, скорее — требующей лошадиной мощности, то есть в полной мере подходящей под традиционных фаворитов — Тони Мартина, Брэдли Уиггинза, нашего Василия Кириенко... Главное было — успеть восстановиться к ней после клубной разделки, что мне, к сожалению, не совсем удалось.
В групповой же гонке решающим фактором изначально считалась погода. Не будь дождя, наверняка она проходила бы более агрессивно, а на мокром шоссе все опасались «корриды». При этом очень сложным профиль не был, так называемых мёртвых точек не имел. С другой стороны, на сужениях дороги пелетону приходилось вытягиваться, а езда в «гармошке» отнимала много сил. Сразу было понятно, что финиш из большой группы исключён, что, скорее всего, пелетон растянется.

— В Понферраде вам прежде гоняться приходилось?

— За неделю до планетарного форума совсем рядом отсюда — на горе Пуерто де Анкарес финишировал 20-й королевский этап «Вуэльты».

 

Секретные нюансы

— На испанской супермногодневке итоговое второе место Криса Фрума руководство устроило?

— Думаю, да. Все спортсмены серьёзно относились к своей работе, сделали всё, что могли. Поскольку наш капитан Фрум боролся за генеральную классификацию, мы помогали ему. Как оказалось, восхождение Криса на подиум вообще не планировалось, ведь он приехал на гонку после серьёзной травмы, скомкавшей подготовку. В отличие, кстати, от Контадора, который через три дня после падения уже на велосипеде летал, а всем рассказывал, будто на костылях передвигается. Крис же на самом деле какое-то время не мог тренироваться. Поэтому руководство и удивилось итоговому второму месту, подчеркнув, что это был один из лучших Гранд-туров команды.

— В одном из телерепортажей на «Евроспорте» комментатор Сергей Курдюков заметил, что по тому, сколько времени вы с Василием Кириенко проводили на первой позиции при штурме горных перевалов, с вами никто не мог сравниться…

— Он бы, конечно, предпочёл, чтобы мы в «Катюше» выступали, за которую особенно болеет. Тем более, что российская команда на испанской супермногодневке не часто давала повод для радости. Но, в общем-то, Сергей старается не забывать и о нас, белорусах, и других гонщиках с постсоветского пространства, выступающих в разных клубах. Что же касается нашей с Васей работы на первой позиции в горах, то мы делали то, что нам говорили. А установка была следующей — стараться продержаться впереди как можно дольше, чтобы максимально помочь Крису. Мы и сами понимали, что это важно как для команды, так и для нас самих: если гонщик ответственно подходит к работе, он и впредь будет востребованным.

— Для Sky «Вуэльта» началась с холодного душа в виде 11-го места в командной разделке, в которой вправе были рассчитывать на большее. Чем объясните столь скромный результат?

— Во-первых, она была короткой и проводилась на трассе с совсем иным профилем. При этом из-за большого количества поворотов и круговых развязок получилась технически сложной и даже экстремальной. Мы, к сожалению, не избежали нюансов, которые не хотелось бы раскрывать. Пусть они останутся внутри команды.

— Как вам понравилась идея организаторов дать старт одному из этапов в Кадисе на авиносце «Хуан Карлос 1»? За штурвалом самолёта посидели?

— Нет. Наверх, где стояла авиатехника, нас не пустили. Для того чтобы погулять по кораблю и сфотографироваться в кабине лётчиков, как выяснилось, нужно было приехать заранее, а не как мы, за 20 минут до официальной росписи перед этапом. Мы даже автографы свои в тот день не оставляли. А вообще идея, конечно, интересная.

— В такое пекло, как на юге Испании во время первой недели супермногодневки, прежде гоняться приходилось?

— Да, на той же «Вуэльте» в 2010-м в Севилье ещё жарче было, правда, только пару дней, а нынче мы больше недели изнывали.

— Гонщики по-разному переносят высокую температуру: кто-то лучше, кто-то — хуже. А вы?

— Бывали дни, когда белым приезжал — уставшим на нет. Главное после таких гонок — восстановиться за ночь. В ином случае следующий этап превратится в хождение по мукам.

— На дебютной стадии скорости чаще были невысокими именно из-за жары?

— Не только. Нередко и ветер вносил существенные коррективы, причём встречный, который в буквальном смысле останавливал.

— Последняя неделя, напротив, получилась сверхзвуковой…

— Это обычное явление для Гранд-туров. С одной стороны, уже вработались, набрали форму. А с другой — всем хотелось выиграть этап. Поэтому гонки стали более агрессивными, ведь с самого старта и порой до середины дистанции все рвали и метали с целью уехать в отрыв. Поэтому и скорость резко возрастала.
 

Стрессовая и яркая

— У вас возможности поработать на себя, на собственный результат не было?

— Когда капитан команды борется за победу в генеральной классификации, о своих амбициях приходится забыть и целиком сосредоточиться на общем интересе. Каждый день перед тобой ставили конкретную задачу. Не исключались варианты уехать в отрыв, но не всегда это получалось. Ведь таких желающих, повторюсь, во всех клубах хватало, причём в большинстве из них ставка делалась именно на локальные победы, а не на борьбу за красную майку. На 11-м этапе Васе Кириенко удалось отобраться в отрыв. Оказавшись самым мотивированным в пятёрке, он бросил своих попутчиков и попробовал выиграть в одиночку. Но российская «Катюша» перечеркнула его надежды. В другой день я пытался уехать, но две команды организовали преследование и догнали нас. То есть возможности были, но в полной мере использовать их не удалось. У каждой группы ведь свои интересы. И все понимают, кого можно отпускать, а кого — не стоит. Tinkoff-Saxo следила за нами, мы — за её гонщиками. Movistar не спускала глаз с «Катюши» и наоборот. Да и не всегда выгодно командировать того или иного гонщика вперёд, который, напахавшись в отрыве, потом не сможет помочь лидеру. То есть в гонке своя политика, которую нужно понимать.

— Заключительную индивидуальную разделку на 21-м этапе вы просто прокатились?

— Не сказал бы, что совсем не работал. Просто она короткой была — меньше 10 км. И, в отличие от того же Василия, успевшего проскочить посуху, я стартовал под дождём. Рисковать на мокрой брусчатке не имело смысла, ведь для меня эта гонка ничего не меняла, а впереди оставались более важные старты и, прежде всего, чемпионат мира. Даже если бы проехал её, что называется, на грани фола, минутный проигрыш всё равно был бы гарантирован. Потому что дистанция включала слишком много поворотов и ротонд.

— Лично для вас какой этап получился самым тяжёлым?

— Даже не знаю. Лёгких точно не было.

— А как дался 20-й королевский с четырьмя категорийными вершинами и с общим набором высоты 3600 метров?

— Последний бой — он всегда непростой… Для кого-то, наверное, он оказался самым трудным. О себе такого сказать не могу. Это зависело от того, в каких кондициях ты находился. Нам удалось их сохранить, настроиться как следует и хорошо выполнить свою работу. А вообще на 20-м этапе не столько физическая форма важна была, сколько голова. Потому что все устали неимоверно, и многое зависело от того, насколько тактически грамотно ты проедешь эту решающую дистанцию.

— Организаторы испанской супермногодневки нередко устраивали вечеринки для гонщиков. Посещали таковые?

— Нет, не до них было.

— На ваш взгляд, эта «Вуэльта» чем-то отличалась от предыдущих?

— В последний раз я ехал её в 2011 году. По мнению многих гонщиков, нынешняя испанская супермногодневка получилась даже более стрессовой, чем «Тур де Франс» и «Джиро д’Италия», потому что собрала всех сильнейших генеральщиков, за исключением одного — итальянца Винченцо Нибали. Пожалуй, это был один из самых ярких и захватывающих Гранд-туров последних лет, на котором борьба велась до последнего этапа.

— Костя, а ваши сыновья катаются на велосипеде?

— Конечно. Даже в гонке уже участвовали. В Италии и для совсем маленьких детей в деревнях проводят соревнования. Больше это, конечно, похоже на игру. Выставляются фишки, между которыми ребятишки носятся. Им даже стартовые номера наклеили. Кубки они потом сами себе выбирали. А в секцию их пока, конечно, рано записывать.

— Сезон для вас на этом закончился?

— Нет. В Италии ещё поеду однодневки «Милан — Турин», «Джиро дель Пьемонте» и монументальную классическую гонку «Тур Ломбардии». Приглашали также в Японию на критериум, но мы отказались. Там визу нужно оформлять, что с нашим паспортом непросто.