Станислав Божков: Мы начали с Фабио Ару

пт, 20/11/2015 - 15:27

Меня всегда удивляло, что белорусские велосипедисты, выросшие на равнинном рельефе, нередко демонстрируют завидную выносливость в горах. Умением терпеть на серьёзном уклоне отличается и один из лидеров континентальной шоссейной команды «Минск» Станислав Божков.

В ходе первого сезона в составе родного клуба он собрал на многодневках целую коллекцию гороховых маек. Как признался в интервью «СП», спортсмен всегда увереннее чувствовал себя именно на «пересечёнке»:

— По своей комплекции я больше горняк. Правда, чтобы выживать на перевалах, мало быть высушенным, нужно ещё уметь работать через не могу, сжав зубы. У меня, в общем-то, неплохо и спринт из отрыва в 20 — 30 человек получается. Но горы с детства куда больше привлекали. Помню, с каким восхищением смотрел, как на супермногодневках «Тур де Франс», «Джиро д’Италия» их штурмовали Альберто Контадор, Винченцо Нибали, как хотелось походить на них.

И ГОРНЯК, И СПРИНТЕР

— Первый титул лучшего горняка вы завоевали ещё в начале апреля на «Туре Кубани»…

— Для нашей белорусской команды это была вторая многодневка. На первой в Сочи просто адаптировались, а здесь уже боролись за майку. Этого успеха, как, кстати, и всех последующих, мы добились во многом благодаря опыту нашего капитана Александра Кучинского, который долго выступал в Мировом туре. Перед стартом он обычно давал установку, кто в отрыв отбирается, кто в группе ситуацию контролирует, спринтера развозит. И по ходу самих гонок, которые отлично видел и чувствовал, постоянно подсказывал, что и когда лучше предпринять. Чаще всего его расклад сбывался процентов на 95. За этот сезон я многому у него научился.

На Кубани же мне изначально не ставили задачу бороться за майку лучшего горняка. Просто на первом подъёме, будучи на пятой позиции, подумал, почему бы не поучаствовать в розыгрыше премиальных. Получается, записал в актив первые три очка. А когда надел майку, захотелось довезти её до конца. В одиночку такое сделать было бы сложно, ведь это очень престижная номинация – вторая после генеральной классификации. Желающих завладеть лидерской одёжкой достаточно. Но я гарантировал её себе после того, как благодаря помощи команды назавтра выиграл ещё два промежуточных финиша на вершинах.

— Через две недели на «Гран-при Адыгеи» вновь добыли такую же майку…

— Там на втором этапе Рома Романов, с которым вместе уехали в отрыв, помог выиграть первый горный финиш. Какое-то время он ещё поработал на меня и отстал. На финальном же девятикилометровом подъёме меня по очереди догнали и обошли россияне Сергей Фирсанов, Кирилл Синицын и за километр до вершины – наш Андрей Красильников. Поскольку я оказался только четвёртым, остался без премиальных и уступил лидерство в горном зачёте Фирсанову. Чтобы опередить его, необходимо было на заключительном этапе, как говорят, срывать максимальный банк на единственном 15-километровом перевале. Несколько раз я пытался атаковать, но меня не отпускали. И тогда за 20 км до промежуточного финиша наша команда построилась и повезла меня к намеченной цели. Ближе к вершине я уехал, но за мной никто даже не дёрнулся.

— Подъём подъёму рознь. Какие вы предпочитаете?

— Короткие — на два-три км, но с большим уклоном. А длинные и более пологие тяжелее даются.

— В сентябре на итальянской многодневке Giro della Regione Friuli Venezia Giulia вы несколько неожиданно сменили амплуа, выиграв спринтерскую классификацию…

— Италия – это мой второй дом. Я отгонялся там четыре года. И, естественно, очень хотел напомнить о себе — не только выиграть гороховую майку, но и побороться за генеральную «классифику». Но соперники, зная, что неплохо еду в горах, меня не отпускали. На второй тяжелейший перевал поднялся где-то в 30-ке. А на спуске атаковал и с тремя спортсменами смог оторваться от остальных. Пока работали вчетвером, как потом оказалось, проехали «летучий спринт» и я на нём был первым колесом, то есть, сам того не зная, снял три очка. А вот команда в этот день проиграла всё: мы проворонили отрыв из 30 человек, привёзший пять минут. Поэтому пришлось переориентироваться на борьбу за этапы. На втором королевском этапе с тремя «летучими спринтами» я уехал в отрыв из четырёх человек и все их забрал: попутчики не стали чинить препятствий. Заодно можно было на холмах второй, третьей и четвёртой категорий и за горные очки сразиться, но совесть не позволила, ведь ребята отдали мне все спринты. И я решил сосредоточиться на фиолетовой майке, в споре за которую перед финальным этапом ближайшего конкурента опережал на два очка. Оставались два «промежутка», причём первый из них — на ранней стадии. Поэтому сразу атаковал, увезя с собой пять человек. Итальянцы предупредили, что, если буду «крутить», отдадут мне спринтерскую премию, и слово сдержали. Когда вскоре после этого начало «вязать» ноги, сел сзади, но попутчики не верили, что мне тяжело, требовали выходить на смены. Они боялись, что отсижусь и потом разделаюсь с ними на подъёмах. По совету тренера Руслана Подгорного потерпел до последнего «спринта» и вернулся в группу, о чём потом пожалел, ведь двое человек из отрыва — украинец Марк Падун и итальянец Фаусто Маснада выстояли. Останься я с ними, мог бы как минимум заехать в тройке, а я упустил этот шанс. Но ничего, на ошибках учатся.

ТВОРИЛИ, ЧТО ХОТЕЛИ

— Самым же удачным и для вас, и для «Минска» в целом оказался «Тур Китая-1»…

— Да, хотя это была многодневка не второй, а первой категории и по составу оказалась самой сильной. В ней участвовали и три проконтинентальные команды, и мы их все обыграли. Кроме того, я стал третьим в генеральной классификации. Хотя это равнинная гонка, в которой, казалось, мне делать нечего. Главные надежды там связывались с нашим спринтером Сергеем Попком, а я у него — последний развозящий. Как показал уже первый этап, азиатские гонки отличаются от европейских, с одной стороны, высокими скоростями, с другой — жёсткой борьбой — толкотнёй, что приводило к частым падениям. Затем была индивидуальная «разделка». В третий день Костя Клименков, уезжавший в отрыв, записал в актив два горных очка.

А за три километра до финиша, находясь на первой позиции в группе, я, получается, стал причиной завала, потому что сидевший за мной поляк не увидел, что я сдал смену, притёрся к моему колесу и уложил ещё несколько человек, включая наших Попка и Дмитрия Жигунова. Благо их подстраховал Антон Музычкин, заехавший пятым, после чего мы почувствовали, что можно бороться.

Перед четвёртым этапом тот же Костя Клименков, уже участвовавший в этой многодневке, предупредил, что на нём многое может измениться, потому что часть его пролегала по узкой дороге. А тут ещё и дождь пошёл. Как только выехали на широкое шоссе, я сумел переложиться в отрыв, организованный украинцем Александром Поливодой, который и был в квартете главным заводилой. Мы с ним не вписались в один из поворотов, но устояли. Итальянец Даниэле Колли, на удивление, подождал нас. У меня из-за дождя и песка не работали верхние передачи, из-за чего на крутых виражах не мог резко сниматься. Боялся даже, что попутчики воспользуются этим. За пять километров до финиша, когда «закололся» казах, нас осталось трое. Мы, конечно, поиграли в кошки-мышки. Я пытался уехать от ребят, но Поливода догнал меня и, получается, развёз итальянца, который и выиграл этап. Это третье место и в общем зачёте вывело меня на такую же позицию, во что с трудом верилось.

На следующем королевском этапе в надежде завоевать гороховую майку в отрыв сразу поехал Костя Клименков. Но их с компаньонами на первой 15-километровой «единичке» догнали, после чего я разогнался и взял эту премию. На второй пятикилометровой горе ситуация повторилась – я вновь снял очки после того, как пытавшихся уехать казаха и Костю настигли. Майку я себе уже точно гарантировал, но адреналин-то играл. И я снял также следующую горную премию. А на финише заехал в двадцатке. В основной группе у нас приехали также Попок и Клименков, после чего «Минск» вышел в лидеры в командном зачёте. И на финальном этапе, который для меня ничего не решал, мы громко хлопнули дверью, сделав всё для того, чтобы выиграл Попок. Плюс мы отстояли пальму первенства в командном зачёте и я – в горном. Как сказали организаторы, белорусы творили на гонке всё, что хотели. И нас, можно сказать, носили на руках.

Всеми этими успехами я обязан прежде всего своему первому тренеру Любови Семёновне Немковой, которая и до сих пор во всём помогает. Мы постоянно созваниваемся, списываемся, согласовываем тренировочный план. И со многими другими вопросами я обращаюсь именно к ней, считая Любовь Семёновну второй мамой. Огромное спасибо за этот потрясающий сезон хочу сказать также Алексею Иванову и всему персоналу команды.

СБЕЖАЛ, НО ЛУЧШЕ БЫ ОСТАЛСЯ

— В Италии вы погонялись в знаменитом любительском клубе Palazzago Elledent Rad Logistica, в котором многие даже один сезон не выдерживают…

— Меня лишь на девять месяцев хватило. Но, честно сказать, жалею, что ушёл от Оливано Локателли. Перетерпи я тогда, как советовали Любовь Семёновна и Саша Кучинский, и, не исключено, уже выступал бы в элитном дивизионе. Это очень серьёзная школа. У Оливано к каждому человеку свой подход. Некоторые ребята тренировались каждый день, а я один-два раза в неделю отдыхал. В выходные Локателли заставлял меня выезжать в какой-нибудь супермаркет, чтобы полностью отвлечься от велосипеда. Но при виде сладостей мне трудно удержаться, поэтому лежал дома. Самое удивительное, что Оливано по лицу видел, ел я шоколадки или нет, и сразу отправлял на весы. В тот сезон, кстати, вместе со мной готовились и итальянцы Фабио Ару, Диего Роза, сейчас уже выступающие за «Астану». Мы очень много помогали друг другу. И сейчас постоянно списываемся. После того же «Тура Китая» Фабио поздравил с успешным выступлением. Но в команду не зовёт. (Улыбается.) На Giro della Valle d’Aosta, которую можно считать молодёжным аналогом «Тур де Франс», я завоевал майку лучшего горняка и был вторым на этапе, а Ару оставил за собой два этапа и общий зачёт. И на молодёжной «Джиро» я вёз горную майку, пока не потерял сознание от перегрева, после чего её забрал Диего Роза. Тот сезон 2012 года у меня очень удачным получился. Я выиграл две гонки, стал чемпионом страны среди андеров в обеих дисциплинах, не раз заезжал в тройке. Но к сентябрю жутко устал. Когда сказал Оливано, что после чемпионата мира собираюсь домой, он поставил условие: остаёшься до конца или уезжаешь сейчас. Я собрал вещи и улетел, хотя трасса на мировом форуме была под меня и нужно было остаться. Теперь, как уже сказал, очень жалею. Ару, кстати, тоже не раз уезжал от Локателли, но затем возвращался.

— Контракт на следующий год подписали?

— Пока нет, но условия его обговорили. Я остаюсь в «Минске», хотя и в Китае поступали предложения от азиатских команд. Думаю, и отсюда можно выбраться в Протуровский клуб. Как и любому гонщику, мне хочется попробовать себя в «Тур де Франс», «Джиро д’Италия», «Вуэльта» и, конечно, выиграть чемпионат мира.

Елена ДАНИЛЬЧЕНКО, Спортивная панорама