Василий Кириенко. Конечно, Вася

чт, 05/11/2015 - 11:51

Для ряда коллег вопрос с обладателем звания “Спортсмен года” уже решен. Признаюсь, вхожу в число тех, кто видит им Василия КИРИЕНКО. Терпению и открытости велосипедиста можно подивиться.

Отыскать его по ходу сезона за тысячи километров от родины довольно трудно, зато, возвращаясь домой после того, как оторван последний листок в шоссейном календаре, 34-летний уроженец Речицы удовлетворяет любопытство каждого. Кажется, в эти дни он не отказал в эксклюзивной беседе ни одному журналисту. Дорогого стоит, учитывая возросший интерес к фигуре лучшего раздельщика. Мы встречаемся в фойе штаб-квартиры НОКа, где Василию то и дело приходится извиняться за бесконечные звонки. Кириенко признается, что в последнее время нередко специально “забывает” трубку. Но если уж она здесь, надо уважить всех. И чемпион мира просит связаться с ним позже одного, другого, третьего... Включая 70-летнего атлета-любителя, который заверяет, будто приседает на одной ноге триста раз. А затем наконец приходит черед отвечать и на вопросы корреспондента “ПБ”.

— Сколько месяцев в году обычно проводите на родине?
— Немного. Вот сейчас — только до середины декабря. Потом сбор на Мальорке. А до этого в течение года находился в Беларуси лишь пять недель.

— Трудно за границей без семьи?
— Разъезды — неотъемлемая часть работы. Но, когда возможно, стараюсь брать с собой хотя бы жену. Детей у меня трое. Дочке Юле девять лет, сыну — пять, Даше, самой маленькой, — полтора годика. Старшая танцует, а еще легкой атлетикой занимается. В общем, пробует себя в разных направлениях. Ей нравится любая подвижная деятельность.

— Испанию вторым домом назовете?
— Жилье там, конечно, не приобрел. Но, когда полжизни живешь на съемной площади, так и говоришь: иду или еду к себе. Правда, осознанно домом могу назвать тот, где семья.

— Где чаще узнают, здесь или за границей?
— В Италии, Испании, Польше люди очень активно поддерживают. Был недавно случай в авиакомпании “Иберия”. За все маломальские услуги там нужно платить. Но стюард меня узнал и угостил кофе. Не то чтобы я не мог его купить — просто такой жест уважения. После чемпионата мира стали чаще подходить с просьбой сфотографироваться.

— А какие вопросы про Беларусь задают?
— Интересуются, какие здесь уровень жизни, погода, рельеф. Про семью спрашивают. Так, из вежливости, чтобы беседу поддержать. На самом деле за время выступлений друзей в Европе не приобрел.

— Тема Нобелевской премии Светланы Алексиевич поднималась?
— Об этом я узнал лишь недавно. К слову, как раз из “Прессбола”. Приводилась цитата Александра Хацкевича, связанная с Алексиевич. Я новости постоянно читаю, стараюсь быть в курсе всего, но тогда этот важный факт, увы, упустил. Безусловно, рад за соотечественницу.

— Часто приходится подчеркивать: мол, я из Беларуси, а не из России?
— Регулярно. Не так много европейцев в курсе, где находится наша страна. Иногда пытаюсь объяснить: между Россией и Польшей. А нередко и не пробую — гиблое дело. Из России — ну, пусть будет из России.

— Прошедший сезон лучший в вашей карьере?
— Пожалуй. Пять побед. Причем на соревнованиях серьезного уровня. Это и этап “Джиро д"Италия”, и золото Европейских игр в Баку, и, естественно, чемпионат мира.

— И все же иногда кажется: викторий могло быть и больше. Вот, например, почему на “Туре Польши” ставка была сделана на Серхио Энао?
— Вы, видимо, судите по заключительной разделке, где занял второе место. Да, надеялся на победу, но в предшествующие дни отставал не в первую очередь потому, что работал на капитана. Честно говоря, приехал в Польшу не в форме и не особо на что-то рассчитывал. Задача заключалась в подготовке к “Вуэльте”. Относительно других недельных гонок… Согласен, кое-где остается ощущение нереализованного потенциала. Но надо понимать: лидером выступает тот, кого руководство считает лучше готовым в данный момент.

— Тех, кто не выполняет командных установок, как-то наказывают?
— По горячим следам, наверное, никак. Просто это создает спортсмену определенную негативную репутацию, которая влияет на дальнейшее его пребывание в клубе.

— Боссы “Скай” не продлили контракт с Константином Сивцовым. Здесь иной случай?
— Всех подробностей не знаю. Они могут быть разными. В том числе и касаться нежелания самого гонщика представлять коллектив на конкретных финансовых условиях. Вдвоем, несомненно, было веселее. Но уж как произошло.

— С Ильей Кошевым на “Вуэльте” познакомились? 
— Да, удалось пообщаться полчаса. Первая в карьере многодневка у парня. Оставил приятное впечатление. На одном из этапов стал вторым. Если продолжит в том же духе, Илью ждет неплохое будущее.

— Ощущение, что чемпионат мира — большой шанс, когда возникло? Когда Фабиан Канчеллара и Крис Фрум заявили, что не будут участвовать в индивидуальной гонке?
— Такие мысли в голову не приходили. Это ведь по ходу “Вуэльты” стало известно. А у меня ближайшей целью была разделка в Пиренеях. Там, кстати, проиграл ряду конкурентов. Но тревожно не стало. Очевидно: гонка с интервальным стартом на “гран-туре” и чемпионат мира — разные вещи.

— От кого получили самое неожиданное поздравление после успеха в Ричмонде?
— Если откровенно, удивило поздравление от спринтера Андре Грайпеля. Мы почти не знакомы. В пелетоне, бывает, даже не здороваются, а немец произнес приятные слова. Вообще их было много. И сказанных лично, и по телефону. В основном испано- и итальяноязычными коллегами. С англосаксонским миром из-за языкового барьера не особенно тесно общаюсь. Команда, конечно, британская, зато по составу — интернационал. Да и среди персонала хватает людей, которые всегда помогут с коммуникацией. Например, в “стаффе” есть поляк, прекрасно разговаривающий по-русски.

— Одним из первых на завоевание вами золотой медали отреагировал в “твиттере” лучший многодневщик современности Фрум.
— Ага! Прислал снимок, где он с бокалом шампанского. По случаю победы товарища по команде.

— Многие не верят, что он способен в таком темпе работать в горах без запрещенных препаратов…
— Ха! У тех, кто его увидит рядом, подозрения могут и умножиться. По телосложению Крис совсем не атлет. Икс-образные ноги, не идеальная для многодневщика фигура. Но надо видеть работоспособность Фрума. Кто с ним тренируется, тот поймет. А допинг? Так мы же следуем принципу презумпции виновности, а не наоборот.

— Вас насчет наличия моторчика не подкалывали, как некогда Канчеллару?
— Да что там подкалывали?! Инвентарь проверяли!

— То есть это не миф?
— Зайдите в интернет и наберите поиск по соответствующим словам. Отыщете снимок моего велосипеда, где видно: никакого моторчика нет. Представьте, сколько допинг-проб берется. Всюду отрицательные результаты, а на тысячный раз один возьмет и попадется. Так и с хитростями вроде моторчика. Все можно допустить.

— “Твиттер”, “фейсбук”, “инстаграм” — нигде не нашел ваших аккаунтов. Плохо искал?
— Официально заявляю: меня там нет. Только в “Одноклассниках” зарегистрирован. Предпочитаю живое общение. Домой лучше позвоню, главное — узнать, как дела у детей.

— Редко кто из велосипедистов перед запуском секундомера не крестится. Всего-навсего привычка?
— Мне сложно судить. Сам не исполняю данный ритуал. А смысл? Даже не покажу, как это правильно делается. Зачем тогда просто так креститься? За остальных не скажу, но я не так уж и часто вижу верующих людей. Кто там в Западной Европе действительно верит? Таковых очень мало. Сам к религии отношусь нейтрально.

— А что обычно в наушниках играет, когда на велотренажере разминаетесь?
— Есть своя специфика. Кому-то нужно успокоение, кому-то — заряд. Уже давно использую одну голландскую электронную музыку. Она бодрит, держит в тонусе.

— Как вас товарищи по “Скай” называют? В рунете доводилось встречать прозвище Робокоп.
— Чаще все-таки Кири. Для иностранцев фамилия, возможно, и длинная. Вот и сокращают. А Робокоп? Да пожалуйста. Смотря какие у кого ассоциации. Запросто могу и над собой посмеяться.

— Чемпиону мира в гонке с раздельным стартом, неоднократному победителю этапов на многодневках позволено и молодежь уму-разуму поучить...
— Такими наставлениями почти не занимаюсь. Имейте в виду, на раннем этапе карьеры я состязался на треке. В шоссе, абсолютно другую среду, пришел не в мальчишеском возрасте, когда заключил соглашение с “Тинькофф”. Восемь лет назад. Да, уважают и прислушивались бы, но все же предпочитаю нраво- учениями не заниматься.

— А есть такие, кто любит воспитывать соперников?
— Филиппо Поццато. В последние годы он чуть остепенился, но раньше любил покричать, рассказать другим, как себя вести. Понятно, прошел школу “Мапеи”, выиграл престижную однодневку “Милан — Сан-Ремо”. И все же такое поведение неприемлемо.

— Слышал, недолюбливают Томаса Воклера...
— Вроде сидит тихо в пелетоне. Его, кроме своих, французов, особо никто не знает. Другое дело, какие Воклер гримасы строит, с каким выражением лица гоняется. Красивого, прямо скажем, мало.

— С кем чаще других приходилось делить номер в гостиницах?
— Со многими. Опять-таки мне удобнее контактировать с испанцами или испаноязычными латиноамериканцами. Хотя бы потому, что отдыхать они позже остальных ложатся. Не станем же идти спать строго с отбоем на “Вуэльте”, где этапы начинаются довольно поздно. Можно и до полуночи посидеть, а к завтраку выйти попозже. Одно время с Сивцовым проживал. Было дело, даже с Фрумом.

— Украинец Ярослав Попович рассказывал, как неудобно ночевать в одном номере с Йенсом Фойгтом, который храпит…
— Ха! Я и сам временами храплю, когда сплю у стенки. Не верите — спросите у жены.

— С кем тогда трудности возникают?
— Если это американцы, то в комнате случается “взрыв” сумки. Вещи — где угодно. Хотя не могу сказать, что это крайне неудобно. Пиренейцы вроде Микеля Ланда или Микеля Ньеве больно теплолюбивы. Ночью лежу без пижамы и изнываю от жары, потею, а они под одеялом — и никакого свежего воздуха.

— С ними и наиболее тесно общаетесь?
— Живем в Испании недалеко друг от друга — поэтому да. Плюс еще Серхио Энао в нашей компании. Конечно, с Костей за три года совместного выступления в “Скай” завязали приятельские отношения.

— На что свободное время тратите?
— Если оно остается после сеанса связи с семьей, сижу в интернете. Люблю про автомобили почитать. Но в основном спортивная тематика. Сайт “Прессбола” — в первую очередь. Что еще? В Европе сейчас актуальна проблема беженцев. Огромная часть эфирного времени на телеканалах уделяется этому вопросу. Трудно сказать, как все обернется. Сейчас страны договариваются, кто какое количество человек примет. Но мне кажется неправильным, когда они, пусть и бегут от войны, не желают работать и устраиваются на пособия. Хотя в Евросоюзе и без того тяжелая экономическая ситуация. Скажем, в Испании безработица 25 процентов.

— Самый известный человек, с которым сфотографировались?
— Мигель Индурайн. Был как раз со всей семьей в магазине велоинвентаря. Там встретились, сделал с испанцем снимок на память. Кстати, если речь о знаменитостях, был шанс запечатлеть себя вместе с Тьерри Анри. Он сейчас журналист, работает в США, причем неподалеку от места, где проходил наш тренировочный сбор. И вот рядом с французом двукратный победитель “Большой петли” Крис Фрум, образец профессионализма и пример для подражания. Не хочу ничего плохого говорить про известного в прошлом футболиста, но не думаю, что в плане отношения к делу могу у него нечто позаимствовать. Не стал фотографироваться.

— Кажется, маркетинговый потенциал Василия Кириенко сполна в стране не используется.
— Ну почему? Приглашали пару раз для участия в рекламных акциях. В частности, минский велозавод. Есть где-то один билборд с моим изображением. Кажется, на московском шоссе, недалеко от коттеджного поселка, где строюсь.

— Есть предположение, что можно обмануть футбол, хоккей, но не велоспорт. Как у вашего брата с режимом, алкоголем?
— Диету — кто жестко, кто не очень — все стараются соблюдать. Здесь многое зависит от специализации. Мастера однодневных гонок немало кушают, а вот “горняки” кое в чем себе отказывают. Ну а спиртное? Когда оно не сильно во вред, можно и попробовать. Я только к крепким алкогольным напиткам негативно отношусь. Это однозначно яд.

— Велогонщикам высокого уровня реально на безбедную жизнь хотя бы на пару лет после окончания карьеры заработать?
— В этом плане никому стараюсь не завидовать. Каждый занимается своим делом. Просто необходимо понимать: наши соревнования люди смотрят бесплатно. Нет никаких платных мест или тем более трибун, хотя аудитория у велогонок огромнейшая. Представьте, на один из пересеченных этапов “Тур де Франс” пришло три миллиона! А на три кряду альпийских в общей сложности вдвое больше! Собери организаторы хотя бы по евро с человека — и все окупилось бы…

— Затрудняюсь сказать, что именно вы на гвоздь вешаете, но…
— Понял. На двух стульях усидеть непросто, поэтому о будущем пока пытаюсь не думать. Лишь максимально качественно выполнять свою работу. Есть диплом университета физкультуры. Хотя “корочка”, считаю, — ничему не гарант. Все зависит от человека, его стремления познавать новое в профессии. А учиться не поздно никогда. Хотя прямо сейчас у меня большого желания нет. Если уж встанет вопрос ребром, тогда буду как-то крутиться.

Григорий ТРОФИМЕНКОВ, Прессбол