Василий Сафонов: держали в уме и третью награду

чт, 25/06/2015 - 14:33

Велосипедисты-шоссейники исчерпали свою программу в Баку, состоявшую из четырёх гонок. Они смело нацеливались на две медали, во что не многие верили. И ведь слово сдержали.

Причём не ограничились просто восхождением на подиум, а в обоих случаях венчали его. Как признался старший тренер сборной Василий САФОНОВ, которого по горячим следам попросили подвести итоги, в уме они держалии третью награду. Начали же мы разговор с наиболее ожидаемого «золота» в мужской разделке.

— Несмотря на то что Василий Кириенко входил в число фаворитов, полной гарантии не было, что он станет именно первым, потому что в гонке стартовали и другие сильные гонщики. И прежде всего испанец Луис Леон Санчес, с которым они вместе в своё время гонялись в Caisse d’Epargne. На недавней супермногодневке «Джиро д’Италия», где Василий одержал победу, их разделили всего 12 секунд. На испанца и стали ориентироваться. Тот дебютную отсечку прошёл за 16.10, а Вася — за 15.40, удивившись, что так быстро начал. Решил немного сбавить обороты, чтобы на вторую половину силы остались, но так притормозил, что ещё 15 секунд прибавил. В итоге привёз Санчесу полторы минуты. Правда, в их спор вмешался ещё стартовавший позже голландец Стеф Клемент, на финише уступивший 1.10 и завоевавший «серебро». Наступай он на пятки, Василий смог бы прибавить. Но надобности в этом не было. Он шёл чисто по графику с большим запасом. И даже в случае прокола успевал вернуться в гонку, сохраняя свою позицию.

К сожалению, не повезло россиянину Антону Воробьёву, который также способен был составить конкуренцию. Но ведь он видел, что дорога грязная, и должен был понимать, что прижиматься к бордюру опасно. Вместе с тем к моменту прокола он уже проигрывал 30 секунд. И увеличил отставание, пока менял велосипед. Возможно, он потерял медаль, но точно не нашу.

— У Кириенко были какие-то пожелания перед стартом?

— Он выставил себе график лидера — Санчеса, написанный по старинке, от руки, и шёл по своим ощущениям. Рация у нас была, но некачественная, поэтому решили от неё отказаться, чтобы не сбивала с ритма.

— В отличие от большинства соперников, сделавших ставку на частоту, Василий, как всегда, «топтал» большую передачу…

— У него стояла групповая 53, на разделку же Василий попросил поставить побольше — 55. А это всегда означает, что гонщик будет бороться. Сзади он в основном крутил 11—12. Ритм составлял 85 оборотов. Такую передачу сегодня, наверное, только Вася и может выкрутить.

— Планировалось, что здесь нашу страну представит ещё один профессионал – Константин Сивцов, которого не оказалось среди участников. Почему?

— В своём клубе Sky он стоял резервным на «Тур Швейцарии». К сожалению, в последний момент, за три дня до выезда, кто-то из планировавшихся на эту многодневку велосипедистов получил травму и Косте пришлось его заменить. Руководство команды решило, что тур важнее Европейских игр. А поскольку у Сивцова контракт, мы ничего изменить не могли. И вместо него кого-то выставить — тоже, поскольку никого в резерве не имели. Да и сделать это можно было лишь до 30 мая.

— В женской разделке также рассчитывали на медаль?

— Последние старты показывали, что Алёна Омелюсик очевидно прибавила в этой дисциплине, поэтому и надеялись на её призовой финиш. Но сказался перелёт из Филадельфии, где она за полторы недели до Игр завоевала «бронзу» этапа Кубка мира. Спортсменка не успела до конца адаптироваться к 12-часовой разнице во времени. Правда, и равнинную трассу она не жалует. А тут ещё и ветер буквально с ног сбивал. Но, будь она в лучшем состоянии, могла сразиться за подиум. Татьяне Шараковой планировали место в десятке, в шаге от которой она и остановилась.

— Почему её никто не сопровождал?

— Потому что у нас только один автомобиль, и приходилось выбирать, за кем ехать. Поскольку от Алёны ждали большего, её и сопровождали. Я просил в штабе делегации дать нам вторую машину, но, поскольку она одна на 250 человек, не получилось. А коль на медаль спортсменка не претендовала, не стал настаивать. Тем более из авто вести гонку практически невозможно. Машина предназначена только для оказания технической помощи. Безопасность гонщиков обеспечивали полицейские. Не только Татьяна — многие спортсменки из других стран ехали без тренерского сопровождения. И я не вижу в этом большой трагедии.

— А почему дисковое колесо ей поставили только в последний момент?

— Это проблема нашей сборной. До сих пор у нас больше внимания уделялось трековому направлению. А шоссейники фактически были предоставлены сами себе. Мы готовили их до определённого уровня и отправляли в зарубежные клубы, откуда они и приезжают на официальные старты. Поэтому и основная часть финансирования уходила на трековую составляющую. В итоге в сборной не оказалось дисковых колёс для выступления на соревнованиях такого уровня. Пришлось использовать приобретённые клубом «Минск», которые пришли с опозданием. И разделочный велосипед Татьяне купили только за день до отъезда. Поэтому её результат — это своего рода чудо. За сутки до старта инвентарь не меняют. Но мы исправим ситуацию. В программе этого года — уделить максимум внимания шоссейной базовой работе и создать, скажем так, запас необходимого инвентаря, который будет использоваться на ТОП-соревнованиях.

— В групповой гонке девчата полностью выдержали установку?

— Это была классная гонка. Как я перед стартом и говорил, от Тугай большой помощи ждать не приходилось. На российском категорийном «Туре Адыгеи» она после первого же этапа получила сильное отравление, сопровождавшееся высокой температурой, а после сильного обезвоживания быстро не восстановишься. Поэтому Ксения должна была отработать первую треть дистанции. Свои 50 процентов выдержала, в общем-то, и Елена Ситько. На большее она пока не способна, поскольку готовилась в слабеньком итальянском клубе и только-только заключила контракт с «Астаной». На второй же половине главными помощницами Алёны были Ольга Антонова и Татьяна Шаракова.

— Последняя особенно хорошо проявила себя…

— Да, Татьяна молодец. К тому моменту она пережила кризис, но смогла вернуться в гонку и переложиться в отрыв. На новый шоссейный велосипед она, кстати, тоже села где-то за неделю. Он пока ещё «сыплется», трещит, но механик делает всё возможное, спокойно проглатывая претензии и прислушиваясь к пожеланиям. Соглашается накачать колёса до 7,1 атмосферы, хотя насос показывает только 7,2. Омелюсик попросила накачать ей только 6,5, хотя обычно ездит на 10, но их на брусчатке, бьющей по рукам, можно не удержать. И Алёна это знала.

— Омелюсик гроссмейстерски построила гонку…

— Согласен. На последнем круге, когда уже остались втроём с Неведомой и Ван дер Брегген, к ним подъехал голландский тренер. Мы обратили внимание комиссара, что уже нельзя вмешиваться в борьбу, а в ответ услышали неожиданное: «Если вы хотите подъехать к своей гонщице — пожалуйста». Такой возможностью воспользовался и польский коллега, обративший внимание Катаржины на то, что Ван Дийк может вернуться к ним. Алёна, знающая не только английский, итальянский, но и польский, всё поняла. И сказала Катаржине: «Погнали, либо ты не станешь даже второй». Голландка таки догнала трио, но они с Ван дер Брегген сами себя перехитрили. Если в разделке у Алёны не всё получилось, то тут она победу никому не отдала.

— Чего ждали от мужской групповой гонки?

— Прежде всего борьбы. Вася у нас своеобразно настраивается. После индивидуальной разделки он, к примеру, сказал: «В групповой я, наверное, просто прокачусь. А сколько там километров? 210? О, тогда повоюю. Я думал, 280». И ребята боролись, их не в чем упрекнуть. Просто это был не наш день. Кириенко, неплохо себя чувствовавший, изначально планировался на отъезд. Но когда понял, что за медаль бороться не сможет, а 15-е место не интересно, один круг провёл в тренировочном режиме и получил разрешение сойти. Иногда лучше поберечься, восстановиться, чтобы затем хорошо выступить в следующих соревнованиях. А Василию, не исключено, ещё на «Тур де Франс» придётся стартовать. Здешняя трасса ему не совсем подходила. На подъёмах он чувствует себя уверенно, но не на городских улицах, где нужно часто включаться. Василий предпочитает своим темпом работать. Женя Гутарович больше спринтер и имел неплохие шансы в случае общего финиша. Гора для него проходимая. Но нужно было сохранить ногу, что, к сожалению, не удалось. Жара и ветер выбили его. После 140 км Жене уже не хватало свежести. Да и вдвоём противостоять шести испанцам, бельгийцам, украинцам сложно. Велоспорт — командный вид. В целом же наши велосипедисты достойно себя показали. Ни одна из других сборных двумя высшими наградами похвастаться не может.

Спортивная панорама